Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

10.07.2017. Новости и анекдоты недели

Оригинал взят у maysuryan в 10.07.2017. Новости и анекдоты недели


Новость 1. В рамках встречи "двадцатки" в Гамбурге состоялась первая встреча глав России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Между тем полиция Гамбурга разгоняла протестующих против G-20 левых демонстрантов.
1. 40 минут Трамп добивался от Путина ответа на вопрос, почему Россия не вмешивалась в выборы США, дабы его поддержать.
2. – Я не понял, Владимир, если ты не вмешивался в выборы США, то за какие коврижки я должен идти тебе на уступки?
3. Полиция Гамбурга начала силовой разгон демонстрантов...
Полиция города обратилась с призывом к СМИ не снимать и не транслировать действия спецподразделений.
...
Звонок Януковича в студию CNN: "А что, так можно было?"
4. Жители Гамбурга выразили надежду, что Путин и Трамп будут встречаться не очень часто.
5. Чтобы Путин и Трамп могли спокойно два часа поговорить, чуть Гамбург не сожгли.
6. На встрече в Гамбурге Путин с Трампом за 15 минут обсудили все проблемы. Остальные 2 часа рассказывали друг другу анекдоты о Порошенко.
7. Трамп – помощникам перед встречей с Путиным:
– Знаю я его манеру постоянно опаздывать. Ничего, я не лох, со мной это не пройдёт!
И сам опоздал на встречу на целых два часа. А потому ждал Путина всего час.

Новость 2. В прессе обсуждаются темы будущей президентской кампании в России. Сообщают, что Путин пойдёт на выборы самовыдвиженцем. Глава ЦИК Элла Памфилова заявила о невозможности регистрации кандидатом Алексея Навального из-за судимости.
1. Президентский срок Алексея Навального по традиции будет условным.Collapse )

56 лет назад. "Ботиночная дипломатия" Хрущёва


Так выглядел эпизод "ботиночной дипломатии" Н. С. Хрущёва на фото в "Нью-Йорк Таймс"...

12 октября 1960 года на 15-й ассамблее ООН случился забавный инцидент, вошедший в историю. Во время речи одного из антикоммунистических ораторов глава Советского правительства Никита Хрущёв снял с ноги ботинок и положил его перед собой. Очевидцы расходятся в свидетельствах — то ли лидер СССР стал стучать ботинком по столу, выражая своё негодование, то ли просто показал, что собирается так делать.
По общему мнению, эта сценка стала одним из проявлений экспансивности и эксцентричности Никиты Сергеевича. Не совладал с собой, принялся размахивать ботинком в ООН, насмешил весь мир... На самом деле всё было совсем не так. Сценка с ботинком была тщательно продумана и подготовлена.
Collapse )

17.09.2016. Новости и анекдоты недели

Оригинал взят у maysuryan в 17.09.2016. Новости и анекдоты недели


Новость 1. В ходе обысков на квартире у сестры полковника антикоррупционного главка МВД России Дмитрия Захарченко обнаружено более 8,5 миллиарда рублей.
1. Просто полковник Захарченко ходил в магазин со своим пакетом, не свистел дома, заваривал два раза чайный пакетик. Так и скопил.
2. Милициардер.
3. Из материалов уголовного дела полковника МВД Захарченко: "Поймал однажды Захарченко золотую рыбку..."
4. — Вот вы говорите, мол, воруют, что делать? А если стрелять всех, у кого найдут в заначке больше ста их официальных месячных зарплат?
— Ты что, призываешь к свержению законного правительства?
5. Не удивлюсь, если выяснится, что Россия всё это время вкладывала деньги не в гособлигации США, а в полковника Захарченко.
6. Полковнику Захарченко выдвинуто главное обвинение: незанос в особо крупных размерах.
Collapse )

"Бархатное 9/11" в Бразилии и Маяковский



Президент Бразилии Дилма Русефф, которую её правые противники в сенате окончательно лишили власти, для ободрения процитировала своим сторонникам строчки Владимира Маяковского "Нам не с чего радоваться, но нечего грустить. Бурна вода истории". Это из небольшого стихотворения, озаглавленного "Ну, что ж!". Оно было написано в 1927 году, когда СССР стоял на грани войны с Англией, а в Польше белогвардеец Коверда застрелил советского посланника Войкова (того самого "цареубийцу" Войкова, имя которого наследники Коверды сейчас требуют стереть с карты Москвы). Полный текст стихотворения:
Раскрыл я
с тихим шорохом
глаза страниц...
И потянуло
порохом
от всех границ.
Collapse )

История отношений Кубы и США в карикатурах Латуффа

Итак, президент США впервые за 88 лет ступил на землю Кубы — острова Свободы, с которым Америка вела непрерывную борьбу всеми доступными средствами с самого момента кубинской революции, более полувека. Куба не преминула указать наведавшейся к ней американской "хромой утке" её место: главу Белого дома встречал в аэропорту лишь кубинский министр иностранных дел, а не лидер страны Рауль Кастро. Что уязвило, между прочим, соискателя президентского поста Трампа, написавшего на своей странице в Twitter: «Президент Обама приземлился на Кубе, это важное событие, а Рауль Кастро даже не встретил его, хотя встречал Папу Римского и остальных. Никакого уважения».
Вот как прокомментировал рисунком визит Обамы левый бразильский карикатурист Карлос Латуфф:

Collapse )

АНЕКДОТЫ МЕСЯЦА

Слуги народа
1. — Папа, расскажи сказку на ночь.
— Слушай. В некотором царстве, в недемократическом государстве жил да был депутат. Бедный, но честный. И захотел он сделать что-нибудь хорошее для народа...
— Пап, если ты будешь меня смешить, я долго не засну!
2. Следует ли считать призывы депутатов Госдумы бороться с коррупцией пропагандой самоубийства?
3. В наше время даже как-то неприлично быть депутатом, олигархом или чиновником и не посидеть на зоне.
4. Только в России коррупционный скандал для депутата — скорее хорошая реклама.
5. Дума печёт законы как блины, и каждый новый получается как первый.
6. Трудности борьбы с коррупцией.
Когда оба войска на расстоянии — их достаточно легко видно.
Но как только они сближаются для битвы, передовой отряд антикоррупционеров уже практически неразличим с теми, с кем он борется.
7. Высокопоставленные владельцы айфонов убеждены — за приложения и контент из AppStore надо платить, а не красть их из интернета. Может, попросить Apple внушить им, что нельзя так же разворовывать государственный бюджет?
8. Сел депутат в такси. Водитель начал дёргать все рычаги подряд, нажимать все кнопки, мотать руль туда-сюда... То включит фары, то откроет капот, то нажмёт бибикалку...
— Тебя где так водить учили! — орёт депутат, — да мы так никуда не доедем! Да мы так расшибемся нахрен!!
— Ничего страшного, — отвечает таксист. — Вы таким образом уже сколько лет страной управляете! И ничего, едем как-то...
9. Дмитрий Анатольевич Медведев отжал айфон у самого Джобса. А чего в жизни добился ты?

Collapse )

96 ЛЕТ НАЗАД МАТРОС ЖЕЛЕЗНЯК СКАЗАЛ: "КАРАУЛ УСТАЛ!"

Ранним утром 6 (19 по новому стилю) января 1918 года начальник караула Таврического дворца матрос-анархист Анатолий Железняков произнёс ставшую крылатой фразу: "Караул устал!". Он обращался к главе Учредительного Собрания России Виктору Чернову. Правда, никакого силового разгона депутатов за ней не последовало - они тоже устали и вскоре сами разошлись. А на следующий день, придя к месту заседаний, обнаружили двери Таврического дворца запертыми...
Но это давнее событие и сейчас служит порой предметом довольно жарких споров в блогосфере. Главное обвинение в адрес советского правительства - что оно "зачем-то" проехало мимо станции буржуазной демократии. А как было бы хорошо, если бы Россия на этой станции задержалась, насладилась бы вволю всеми и всяческими буржузными свободами, не разгони большевики, левые эсеры и анархисты Учредилку!
Что ж, такие упрёки кого-то могли убеждать на заре перестройки. Тогда ведь тоже говорили примерно так: ах, проведём свободные "честные выборы" - и заживём! Но опыт последних 25 лет уж как нельзя ясно показывает, что поезд российской истории НА ЭТОЙ СТАНЦИИ НЕ ОСТАВЛИВАЕТСЯ. Не остановился он на ней в 1918 году. Но и в 1991-1993 годах он тоже стремительно пронёсся мимо неё в обратном направлении - к буржуазной диктатуре - и опять-таки не остановился! С августа-1991 по октябрь-1993, кто бы что ни говорил, в России была буржуазная демократия - но закончилась она расстрелом протестующей толпы и военным переворотом. Так может быть, тут не случайное совпадение, а закономерность?
В России 1917-1920 годов происходило непримиримое столкновение двух, выражаясь современным языком, "элит" - старой царской бюрократии и революционеров. Ужиться вместе они никак не могли, и никакое Учредительное собрание не в силах было их помирить или заставить подчиниться своим решениям. Почему? Да просто потому, что этого не хотел народ. Владимир Ульянов по этому поводу замечал: "Я всегда говорил: прекрасен парламентаризм, но только времена теперь не парламентарные".
Поясняя эту мысль, можно привести такое сравнение - большинство приборов работает в определённом диапазоне температур: скажем, от нуля до ста градусов Цельсия. Так же и парламент. Пока общественная температура колеблется, условно говоря, от нуля до ста градусов, парламент спокойно собирается и принимает различные решения. Всё общество - одни охотно, другие скрепя сердце - подчиняются демократической процедуре. Но в эпоху революции решаются вопросы жизни и смерти целых социальных групп, общественная температура подскакивает и раскаляется, допустим, до трёх тысяч градусов. И парламент, который путем определённой процедуры примирял социальные группы, просто лопается, как перегретый пузырь.
Ведь ту же "Учредиловку" разгоняли дважды - первый раз это сделали большевики, левые эсеры и анархисты, которые, однако, не тронули самих депутатов. Все, кто того хотел, беспрепятственно отправились в белую Россию, чтобы "пить-гулять, комиссариков стрелять". На свою голову - потому что второй раз их разогнал в ноябре того же 1918 года уже адмирал Колчак, причём колчаковские офицеры расстреляли часть депутатов на берегу Иртыша, - как они с иронией говорили, "отправили их в республику Иртыш". Интересно, чем было бы лучше, если бы белые офицеры проделали это не в Омске, а в одной из столиц - Питере или Москве? И депутаты Учредилки, отыграв свою малопочтенную роль, отправились бы на корм рыбам не в "республику Иртыш", а в "Невскую подводную республику"?
В итоге же Учредительное собрание дважды оказалось бессильно - в первый раз на почве революции, во второй раз - на почве реакции. Оно было бессильно по самой своей природе, поскольку пыталось примирить эти две враждующие стихии, примирить непримиримое.
Ульянов по этому поводу говорил: "Поверьте мне, в России возможны только два правительства: царское или Советское... Большевиков никто не в состоянии заменить, за исключением генералов и бюрократов, уже давно обнаруживших свою несостоятельность". "Надо разъяснить, что либо Колчак с Деникиным, либо Советская власть... середины нет; середины быть не может". "Всякая средняя власть есть мечта, всякая попытка образовать что-то третье ведёт к тому, что люди даже при полной искренности скатываются в ту или другую сторону". Ещё он замечал, что Учредительное собрание в этих условиях неизбежно окажется собранием дрессированных медведей, которых белогвардейские генералы будут водить через кольца, продетые в нос.
Говорили в 1918 году (в частности, Максим Горький), повторяют порой и сейчас: да ведь в "Учредиловке" сидели сплошные социалисты, никаких "буржуев" там не было, зачем же было его разгонять! Но в действительности общеизвестно, что в эпохи революции все, даже отъявленные реакционеры, перекрашиваются в революционные цвета. Обыкновенная мимикрия, покровительственная окраска, как у хамелеона. Черносотенец Пуришкевич, например, после Февраля прицеплял к одежде красный революционный бантик, его именовали "товарищем Пуришкевичем", и он хвастливо заявлял, что это именно он, и никто другой, начал борьбу с "тёмными силами старого режима" убийством Распутина... В Учредилке большинство составляли противники революции, и то, что они сами именовали себя "социалистами-революционерами", никого не должно вводить в заблуждение.
В определённые исторические эпохи некоторые социальные группы бывают настолько опорочены и дискредитированы в глазах народа, что сами не решаются выступать открыто, с поднятым забралом. Тогда они передоверяют своё представительство другим социальным группам, прикрываются ими, как щитом. "В истории тому мы тьму примеров слышим". После Февраля 1917 года царская бюрократия имела настолько одиозный имидж в глазах народа, что предпочитала, как побитая собака, скромненько держаться в тени и загребать жар чужими руками.
Вожаки Учредительного собрания 1918 года - Виктор Чернов и другие - и взяли на себя эту неблагодарную и, откровенно говоря, просто глупую роль - таскать каштаны из огня для царских бюрократов и военщины. Напомню, что большевики после Октября предлагали им войти в Советское правительство - но эсеры и меньшевики отказались. Союз с бюрократией им был почему-то милее... За что бюрократы их и "отблагодарили" от души - уже в том же 1918 году посадили в кутузку, а кое-кого и расстреляли.
Причём никак нельзя сказать, что адмирал Колчак с его офицерской диктатурой выскочил и набросился на учредиловцев, как чёртик из коробочки, из-под земли. Нет, они сами фактически вырастили его и постелили ему ковровую дорожку. Об этом писал не кто иной, как председатель Учредительного собрания Виктор Чернов:
"Ставка на доверие - так можно было характеризовать политику нового, демократического правительства освобождённой территории. Стоило ему высоко поднять антибольшевистское знамя, как под него стали стекаться все, кому большевизм отравил, испортил жизнь. Особенно офицерство... Новое правительство принимало их с распростёртыми объятиями. Атмосфера полного доверия со стороны демократического правительства, предполагалось, заставит размягчить сердца, духовно выпрямит и обновит гонимых в советской России офицеров, возродит в них демократические симпатии. Предполагалось, что они оценят такое отношение и заплатят за него безусловной лояльностью. Всё было чрезвычайно благородно, идеалистично и - увы! - в такой же мере утопично. Оказалось, что среди офицерства слишком много людей, озлобленных насмерть, бесконечно искалеченных злобой ко всему, что связано с демократией. Оказалось, что множество - если не большинство - не столько думает о будущем, сколько вспоминает о прошлом, не столько ищет достойного места в предстоящих исторических событиях, сколько жаждет мстить за пережитое. Оказалось, наконец, что немалая часть офицерства, хлебнув из горькой чаши нужды, лишений и гонений, охвачена безудержной жаждой жизни, жаждой вознаградить себя за пережитое, жаждой пить до дна полную чашу наслаждений. Кутежи, разврат, злоупотребление положением и властью, спекуляция, - всё это расцвело в тылу немедленно пышным цветом, тогда же появились зародыши будущих конспираций против демократии. "Боже, царя храни", распеваемое пьяными офицерскими голосами, начало задавать тон господствующему настроению... Уже умеренных социалистов стали считать за худших и опаснейших врагов, более уравновешенных и осторожных представителей тех же ненавистных демократически-революционных тенденций..."
Разумеется, всё это проявилось в 1918 году при формировании учредиловцами правительства "освобождённой" (от революции) территории. Учредиловка вручила власть т. н. Директории, в которой эсеры попытались заключить союз с либералами (кадетами) и военщиной. Чернов называл Директорию "простой ширмой, за которой будут прятаться до поры до времени ликвидаторы демократии: военщина, атаманщина, карьеристы и испуганные, откинутые большевистским переворотом в лагерь крайней реакции мелкие политиканы". Он писал: "Директория была для "учредиловцев" последней попыткой спасти дело демократии уступками его врагам справа... Их враги, наоборот, видели в Директории средство ликвидировать "учредиловскую" эпоху безболезненно, без вооружённого столкновения; Директория была для них полустанком на пути к военной диктатуре".
Наконец, последний гвоздь в собственный гроб учредиловцы забили выбором столицы для Директории. У них было несколько вариантов: Екатеринбург, Челябинск или Омск. Чернов: "Выбор Директорией Екатеринбурга или Челябинска с их непосредственным окружением заводских центров имел бы ещё смысл при намерении опереться на левую демократию, на рабоче-крестьянскую массу... Но как раз этого намерения и не было". (!)
А что представлял собой Омск? Чернов: "Город был забит до отказа офицерами, деклассированной "чернью высшего класса", создавшей спёртую атмосферу лихорадочной борьбы разочарованных честолюбий, горечи обманутых надежд, атмосферу схваток, взаимных интриг и разных подвохов, камарилий и карьеристских потуг непризнанных гениев, у каждого из которых был свой план спасения и даже воскрешения России плюс неутомимая жажда выкарабкаться выше всех. Здесь потерпевшие от большевиков спешили вознаградить себя за лишения, здесь шёл пир во время чумы, здесь кишмя кишели спекулянты просто вперемешку со спекулянтами политическими, бандиты просто и бандиты официальные, жаждущие денег и чинов и готовые в обмен на них вознести как можно выше своего патрона. Здесь царили "мексиканские" нравы, здесь неудобные люди исчезали среди бела дня бесследно, похищенные или убитые неизвестно кем. "Учредиловцы" инстинктивно чувствовали внутреннее отталкивание от города-ловушки и в качестве компромисса готовы были направиться в полукадетский Екатеринбург".
Но Директория выбрала - Омск! Сам Чернов с друзьями всё-таки направился в Екатеринбург. Чернов: "И вот когда собравшийся в Екатеринбурге съезд членов Учредительного собрания посылал делегатов в Омск предупредить членов Директории, что они с завязанными глазами, вслепую идут к собственной гибели, оказалось уже поздно. По прямому проводу была получена весть, что левые члены Директории 18 ноября [1918 года] "неведомо кем" арестованы и "неведомо куда" увезены, а правые "вручили всю полноту власти" военному министру - адмиралу Колчаку. А последний принял титул Всероссийского Верховного правителя. Без пяти минут император... Худшие опасения мои и моих единомышленников вдруг стали реальностью".
Нужны ли комментарии к столь откровенным мемуарам? Вся политическая механика - откуда есть пошёл Колчак и колчаковщина, кто их вырастил и выпестовал - видна, как на ладони.
Но вернёмся в январь 1918 года, когда Учредительное Собрание ещё заседало в Таврическом дворце.
Конечно, действия большевиков в те дни вовсе не были свободны от ошибок. Главной их ошибкой в отношении "Учредиловки" было то, что они слишком поспешно провели выборы, не дав левым и правым эсерам (то есть на тот момент - революционерам и реакционерам) времени разделить свои партийные списки. Получилось так, что избиратели голосовали за несуществующую де-факто партию, в которой в общем списке числились и Мария Спиридонова, и Александр Керенский. Кстати, Владимир Ульянов предостерегал от такой ошибки, но, как это часто бывало, оказался в меньшинстве в рядах собственной партии. Если бы списки были разделены, то большинство в Учредилке получили бы левые эсеры и большевики, и она просто без сучка и задоринки передала бы власть съезду Советов. О том, сколько получили бы правые эсеры при разделении списков, можно судить по тому, сколько на тех же выборах получили меньшевики и большевики (вполне аналогичные партии!): большевики 24%, а меньшевики - около 3%. Вот примерно в таком соотношении, вероятно, разделились бы голоса и между партией Марии Спиридоновой и партией Керенского...
А были ещё весьма популярные в народе анархисты, тоже сторонники советского строя, которые в выборах "Учредилки" принципиально не участвовали, но относились к ней более чем критично. И сыграли - включая того же Анатолия Железнякова - немалую роль в её судьбе. Из анархической газеты "Буревестник" за 1918 год:
Нам "учредилку" предлагают,
Но мы не верим в этот бред, -
Пусть обездоленные знают,
Что это - смерти силуэт.

Может быть, не зря анархисты писали, что Учредиловка - это, по их мнению, "смерти силуэт"? Потому что за штатскими пиджаками депутатов Учредиловки они уже ясно разглядели золотопогонный адмиральский мундир Колчака?..
Ещё одна обширная тема и излюбленный либералами мем - "большевики расстреляли народную демонстрацию в поддержку Учредительного собрания".
Но начнём с того, что уличные события 5-6 января 1918 года планировались учредиловцами вовсе не как мирная демонстрация, а как попытка взять власть вооружённым путём, опираясь на верные Учредительному собранию армейские части, Преображенский и Семёновский полки. Удивительное открытие? Но об этом вполне откровенно писал сам председатель Учредительного собрания Виктор Чернов: "Расположенный в Петербурге броневой дивизион сохранял верность Учредительному Собранию. Эту верность свою он собирался продемонстрировать в день его открытия. Первым этапом его маршрута намечались казармы Преображенского и Семеновского полков. На их митингах неизменно проходили резолюции: Вся власть Учредительному Собранию! Эта возможность какой-то консолидации сил, сочувствующих установлению подлинного народовластия, казалось, открыла бы Учредительному Собранию перспективы..."
Ещё бы! К Таврическому дворцу подоспели бы броневики Семёновского полка, вооружённые солдаты Семёновского и Преображенского полков, всё это ощетинилось бы штыками и броневиками против революции, Учредилка низложила бы советское правительство, призвала бы себе на помощь царское офицерство... И дела пошли бы "чудно" - как позднее они и пошли в Омске...
"Однако, - продолжает Чернов, - самые последние вести ни к каким иллюзиям не располагали. Большевики оказались хорошо подготовлены ко всем случайностям. В ночь под открытие Учредительного Собрания организованные большевиками рабочие ремонтных мастерских сделали порученное им дело. Путем умелого "технического саботажа" броневые машины были превращены в неподвижные, точно параличом разбитые груды железа... И последняя весть. В казармах преображенцев и семёновцев настроение мрачное и подавленное. Там ждали прихода броневиков и готовы были вместе с ними пойти к Таврическому дворцу, рассчитывая, что при таких условиях большевики отступили бы без кровопролития. Броневики не пришли. Настроение упало. Нам ясно: судьба Учредительного Собрания решена." (Цитируется по: В. М. Чернов. "Перед бурей". М., 1993. Стр. 351-352).
Как писал депутат-большевик М. Ветошкин, "при этих условиях было бы самым пагубным тянуть с эсерами парламентскую канитель". Вот тут-то и выпала матросу-анархисту Железняку историческая роль произнести своё веское слово...

Памятник Анатолию Железнякову:
Памятник матросу Железняку

А это его собеседник Виктор Чернов:

Мандела на час

Череда событий, происшедшая в июле с Алексеем Навальным, напоминает какую-то фантасмагорию. Суд, арест, а потом - освобождение "политузника" из-под стражи после ОДНИХ суток заключения, даже неполных. После Льва Пономарева, томившегося политзаключённым, по версии "Международной Амнистии", аж целых три дня (под административным арестом), Навальный стал, вероятно, самым скорострельным "узником совести" на свете. Посмотрим, признает ли его таковым "Международная Амнистия"... Вдобавок освобождения осуждённого потребовала сама Генеральная прокуратура! Верно заметил старик Лимонов: всех бы обвиняемых и осуждённых эта прокуратура любила так, как Навального! Поистине, всё это выглядит как нагромождение абсурда, кафкианский "Процесс". Но "в этом безумии есть система".
Начнём с такого бесспорного и вполне понятного факта. Отнюдь не по итогам, а ещё ДО всех этих бурных событий, за день до них, в "Новой газете" от 17 июля с. г. либерал-пиночетовка Юлия Латынина торжественно произвела Алексея Навального в "лидеры российской оппозиции". Отметим этот момент - ведь подобным титулом г-на Навального величают впервые. Ещё недавно он был всего лишь "блогером" и "гражданским активистом", потом - "членом КС оппозиции" ("выборы" в который проводил его нынешний начштаба Волков), а сейчас уже - бери выше!.. "Лидер российской оппозиции", ни много, ни мало!.. Теперь КСО можно и отбросить, как сгоревшую ступень ракетоносителя - свой "спутник" на орбиту он уже вывел. А после приговора г-жа Латынина написала: "Отныне у российской оппозиции есть лидер. Чтобы стать пророком, надо повисеть на кресте, а чтобы быть настоящим оппозиционным политиком в авторитарном государстве, надо посидеть в тюрьме. Другого пути нет".
Что ж, Нельсон Мандела, который как раз в этот день, 18 июля, отмечал свой юбилей, тоже "посидел в тюрьме", прежде чем стать признанным лидером оппозиции. Мандела "посидел" 27, а Навальный 22. Правда, первый - 27 лет, а второй - 22 часа, но стоит ли придираться к мелочам? Ура, теперь у российской оппозиции есть свой Мандела!
Collapse )

ПУТИН - НАСТОЯЩИЙ КИПРИОТ СВОЕЙ РОДИНЫ!

Парламент Кипра отклонил проект закона, по которому все банковские вклады на острове облагались разовым налогом, причём суммы свыше 100 тыс. евро - по ставке 9,9%. Как известно, на счетах кипрских банков хранится более 20 млрд евро, принадлежащих россиянам. Следовательно, российские богачи могли потерять на этом около 2 млрд евро. Накануне голосования Владимир Путин сказал, что считает это решение непрофессиональным и опасным. Против нового налога высказался и премьер-министр Дмитрий Медведев. По его словам, подобный налог выглядит как "конфискация чужих денег". Медведев сказал, что "не знает, кто автор этой идеи", но ему она кажется странной и спорной, и напоминает банковскую политику советских времён.
А ведь, казалось бы, Путину следовало бы петь и плясать от радости, обеими руками рукоплеща предложению кипрского правительства. Не он ли совсем недавно заявлял о намерении вернуть деньги российских вкладчиков из офшоров в родную экономику? Не его ли рукой подписан закон, запрещающий государственным мужам иметь счета и недвижимость за границей? Вот теперь и правительство Кипра решило посодействовать этому благому начинанию Кремля, выкуривая российское "новое дворянство" из его офшорных нор. И что же? Мы увидели "ряд волшебных изменений милого лица". И вместо того, чтобы ликовать и аплодировать, Путин "неожиданно" стал возмущаться и негодовать.
Что ж, на самом деле, конечно, ровным счётом ничего удивительного в гневной реакции Путина и Медведева нет. Правящий российский класс, который кто-то метко назвал "офшорной аристократией", поставил своих правителей охранять добро, нажитое им "непосильным трудом" за последние 20 лет. С того самого печальной памяти 1992 года, когда правительством Ельцина-Гайдара были фактически обнулены все трудовые накопления граждан за предыдущие десятилетия. Если это и была конфискационная банковская политика, то уж явно не советская... И из праха и пепла этих "сгоревших" накоплений, как колючий чертополох и репейник на пустыре, выросла пресловутая "семибанкирщина", березовские и Ко, призвавшие к власти после октября 1993 года "силовиков".
Главное, священное дело жизни этих "силовиков" - защита всего добра, нажитого российской "элитой". Только это дело и привело их в уютные кремлёвские кабинеты и просторные правительственные резиденции. И вот теперь правительство какого-то субтропического острова, который на карте мира можно накрыть ногтем мизинца, вдруг выставляет им в этом великом деле твёрдый "кол"! Есть от чего прийти в ярость! И тут уж становится не до "деофшоризации" и прочих потешных игрушек-безделушек. Слетают все и всяческие маски. Ведь если власть имущие неспособны выполнить свою главную миссию, защитить святое святых - счета российских толстосумов, кто же станет их дальше терпеть в нынешнем качестве?..
Правда, на этот раз кипрские капиталы российской элиты удалось сберечь. Но первый (или уже не первый) звонок о возможной конфискации своих богатств она получила.
Любителям старого советского кино наверняка памятны ещё немые, но оттого не менее замечательные кинокомедии с артистами Игорем Ильинским и Анатолием Кторовым в ролях двух жуликов ("Процесс о трёх миллионах", "Праздник святого Йоргена"). Из этих фильмов можно узнать много ценного о природе "священной и неприкосновенной частной собственности", которую горячо проповедуют персонажи фильма. Одному из них принадлежит изречение: "Главное в профессии вора, - а также и святого, - вовремя смыться". С учётом того, как нынче идут дела - на Кипре и в других местах - власть имущим стоит серьёзно поразмыслить над этим полезным афоризмом.
Вот только - куда?..
АНЕКДОТЫ В ТЕМУ.
1. Путин - настоящий киприот своей Родины!
2. В связи с дефолтом на Кипре сорвано заседание Госдумы.
3. На экстренном заседании у Путина, созванного по просьбе больших любителей держать деньги на Кипре - Сергея Иванова, Олега Дерипаски, Е.Тимченко и Ко., было принято решение предпринять самые решительные действия в ответ на конфискацию у них Банком Кипра 10% всех депозитов... а именно: поднять цены на российских заправках ещё на 10%! Пусть знают!
4. "Есть ли жизнь на Марсе? Конфискуют ли кипрские банки оффшорные капиталы?"
Оба этих вопроса одинаково интересны обычному россиянину.
5. 20 марта 2013 года Госдуме не хватило кворума в связи с массовым отъездом депутатов в отпуск на Кипр.
6. Россияне ехидно смотрели, как суетятся руководители страны вокруг Кипра, и думали: "Мдааа... И эти люди ругали нас за участие в МММ?!"
7. - Что делают наши авианосцы у берегов Испании?
- Дачи олигархов охраняют.
8. Закон о запрете иметь чиновникам РФ вклады и недвижимость за рубежом принят Госдумой после ряда чтений. Согласно этому закону, чиновникам запрещено иметь вклады за рубежом, если сумма вкладов менее 1 миллиона долларов, и недвижимость, если ее стоимость менее 500 тысяч долларов. "Наконец-то коррупции будет положен конец!" - радостно воскликнули министры.

ОСТАНЕТСЯ ЛИ РЕВОЛЮЦИЯ "БЕЛОЙ И ПУШИСТОЙ"?

После всех бесчисленных пустяков - "отставки волшебника Чурова", утопического требования "честных выборов" (оппозиция даже состав ораторов на своём митинге честно выбрать не может - где уж претендовать на большее!), и проч., и проч., - давайте всё-таки поговорим о главном, о сути, первооснове происходящих событий, которые уже нарекли - довольно поспешно - "белой революцией", она же "норковая". Суть этих событий следует искать, разумеется, в отношениях собственности.
Совсем непохожи исторические эпохи, но есть что-то неискоренимо общее между современной либеральной оппозицией и оппозицией рубежа 1917-1918 годов. Тогда оппозиция Советскому правительству тоже усматривала корни разногласий с ним в вопросах соблюдения демократии - выражаясь современным языком, в "честности выборов".
Ульянов с досадой отмахивался от подобных претензий меньшевиков и эсеров - ведь гвоздь-то вопроса был, по его мнению, совершенно в другом, в отношениях собственности! Глава Совнаркома говорил в ноябре 1917 года о таких оппозиционерах: "Да ведь нам не о чем с ними разговаривать. Ведь они ничего не могут предложить нам. Они сами не знают, чего хотят. Разве Чернов знает, чего он хочет? Вот другое дело, если бы к нам пришли для переговоров Коновалов и Рябушинский (крупные промышленники, правые либералы. - Прим. автора). Это люди серьёзные, деловые. Они знают, чего добиваются. С ними есть о чём толковать. А эс-эры ведь совершенно несерьёзные, неделовые люди".
Рябушинский и Коновалов, как известно, для переговоров не пришли и предпочли вместо этого объявить революции войну - за что и поплатились. Но ключевая фраза тут - "ОНИ САМИ НЕ ЗНАЮТ, ЧЕГО ХОТЯТ". Люди, которые сегодня толкуют о "честных выборах" и корень всех зол видят в "волшебнике Чурове", тоже сами не знают, не отдают себе отчёт в том, чего они хотят. По крайней мере, не проговаривают этого до конца.
Что ж, попробуем сделать это за них. Прошу прощения за самоцитирование, но ещё в 2009 году автор этих строк писал о том, что после первого раунда Реставрации (1987-1993 гг.) в скором времени России предстоит второй: "размен власти на всемирную валюту - собственность, начатый в 80-е годы, не доведён до конца... Буржуазная элита недовольна тем, что восстановленная частная собственность пока не является священной и неприкосновенной, что видно по делам Гусинского, Березовского и особенно ЮКОСа. Государственные чиновники могут в два счёта распотрошить любого олигарха, прислав к нему "доктора", как в пресловутый "Мечел". Пуповина между частной собственностью и породившей её государственной властью не перерезана, и порой даже начинает качать кровь "в обратную сторону", от плода к матери... В связи с этим, с точки зрения буржуазной элиты и интеллигенции, назрел второй раунд Реставрации - оранжевая революция. Он может пройти и сверху, если нынешняя власть или её преемники сумеют сыграть на опережение, доделать Реставрацию сверху. По многим признакам, именно в этом - в "оранжевой революции сверху" - и заключался главный смысл проекта "Преемник"".
24 сентября минувшего года проект "Преемник" с треском лопнул - и почти мгновенно, до всяких выборов, вспыхнули протесты (раздался свист в "Олимпийском"). По свежим следам митинга на Болотной в статье "Что разогрело "русскую весну"?" мне пришлось повторить свою прежнюю оценку: "Что же стало мотором нынешней "русской весны"? Да всё то же - желание элиты, чтобы её собственность, полученная в ходе перестройки и ельцинских "реформ", была по-настоящему "священной и неприкосновенной"".
В конце декабря ту же мысль честно и откровенно сформулировал один из вождей "норковой революции" - Алексей Навальный - в интервью г-же Альбац на "Эхе Москвы": "Все наши состояния олигархов сейчас - это абсолютно виртуальная штука: сегодня у тебя есть, а завтра у тебя могут отнять, - при полной поддержке ста процентов населения. Потому что все эти состояния нелегитимны, их нужно (sic!) тоже легитимизировать. Пусть будет меньше, но абсолютно законно, и собственность станет священной."
Да, вот это разговор по существу! Этот человек, как некогда Рябушинский или Коновалов, знает, чего он хочет - и главное, чего хотят те, кто стоят за ним! Знает даже то, чего хотят "сто процентов населения", и что совсем обратно желаниям широких кругов российских миллиардеров!
Но тут надо понять, что нынешние протесты сложены из двух диаметрально противоположных настроений. Во-первых, настроение "ста процентов населения" (по выражению г-на Навального, но вполне возможно, что это не сто, а девяносто девять или девяносто пять процентов) - за тотальный пересмотр отношений собственности, сложившихся в 1992-2011 годах, ни больше, ни меньше! Если потребуется - за революционную конфискацию всех нажитых в этот период состояний! Это настроение присутствовало в обществе все 90-е и все 2000-е годы, и оно никуда не выветрилось, никуда не делось.
И во-вторых, прямо, диаметрально противоположное настроение буржуазной элиты - чтобы нажитая собственность "стала священной". Пока что протест первого и второго рода идёт рука об руку, умело находя общие лозунги: "За честные выборы! За отставку волшебника Чурова! За свободу слова-печати-собраний! За свободу политзэков! За отставку Путина!.." И до поры до времени это, вероятно, оправданно. Но ясно, что вечно так продолжаться не может.
Август 1991-го тоже совместил несовместимое - мечты народа о "борьбе с привилегиями бюрократии" и мечты бюрократии о легитимации этих самых привилегий. И поэтому закономерно перерос в октябрь 1993-го. Когда носители второго настроения, элитарного, расстреливали носителей первого настроения, эгалитарного.
Впрочем, вернёмся в настоящее время. Чуть позже г-на Навального на разговор по существу вышли и представители кремлёвской власти. В начале февраля с. г. Владимир Путин призвал "закрыть тему... нечестной, прямо скажем, приватизации, всяких там аукционов". И предложил своё решение проблемы - "разовый взнос" с нынешних владельцев, аналог британского windfall tax, то есть компенсационного налога.
Идею windfall tax поддержал и глава Счётной палаты Сергей Степашин: "В принципе, можно посчитать разницу в цене тех активов, за которую они приобретались в 90-х годах и что они стоили на самом деле... Мы готовы вместе всё посчитать".
Таким образом, Путин предлагает своего рода компромисс между двумя лагерями протестующих, элитой и народом - чтобы и овцы были целы, и волки не проголодались. И главное - остался бы на своём месте, в качестве арбитра между теми и другими, "Пастух".
Газета "Завтра", резко перешедшая на сторону Кремля, нынче на хвалебных шаржах рисует Путина в виде циркового дрессировщика с хлыстом, укрощающего свирепых хищников: "Олигархи, пора делиться с народом!". Но что значит "пора"? Разве предыдущие 12 лет, пока поголовье российских фигурантов списка "Forbes" росло ударными темпами, было - не пора? В 2011 году, когда, по данным того же "Forbes", Москва заняла первое место среди городов мира по числу долларовых миллиардеров (79 супербогачей), обогнав и Нью-Йорк (59 толстосумов), и Лондон (41), было - не пора? Когда Роман Абрамович строил свою баснословную, крупнейшую в мире частную яхту размером с крейсер, а в его шахтах из-за экономии на безопасности гибли шахтёры - было не пора? Что ж, а теперь - поздно.
Лев Троцкий писал о бонапартизме: "Имущие верхи слишком малочисленны и слишком ненавистны народу, чтоб править от собственного имени. Им нужно прикрытие: традиционно-монархическое ("божьей милостью"), либерально-парламентарное ("суверенитет народа"), бонапартистское ("беспристрастный посредник"), или, наконец, фашистское ("гнев народа")".
Вот ещё несколько метких замечаний того же автора: "Под бонапартизмом мы понимаем такой режим, когда экономически господствующий класс, способный к демократическим методам правления, оказывается вынужден в интересах сохранения своей собственности, терпеть над собою бесконтрольное командование военно-полицейского аппарата, увенчанного "спасителем". Подобное положение создается в периоды особого обострения классовых противоречий: бонапартизм имеет целью удержать их от взрыва."
"Правительство становится "независимым" от общества. Напомним ещё раз: если в пробку воткнуть симметрично две вилки, она может стоять даже на булавочной головке. Это и есть схема бонапартизма. Конечно, такого рода правительство не перестаёт быть приказчиком собственников. Но приказчик сидит на спине у хозяина, натирает ему на шее мозоли и не стесняется, при случае, смазать хозяина сапогом по лицу."
"Бонапартизм не был третейским судьею между пролетариатом и буржуазией: он являлся на самом деле наиболее концентрированной властью буржуазии над пролетариатом. Взобравшись с сапогами на шею нации, очередной Бонапарт не может не вести политику охранения собственности, ренты, прибыли. Особенности режима не идут дальше способов охранения. Сторож не стоит у ворот, а сидит на крыше дома; но функция его та же. Независимость бонапартизма в огромной степени внешняя, показная, декоративная..."
Но Путин слишком долго тянул на себя бонапартистскую тогу "беспристрастного посредника", притворяясь "равноудалённым" ото всех на свете, - и вот она, наконец, лопнула. Отныне ему не верят ни те, ни другие, и на заветное положение "золотой серединки" между всеми и вся, посредника и арбитра, он больше никак не может претендовать... На тему его предложений по windfall tax уже сложен убийственный анекдот: "В. Путин выполнил своё предвыборное обещание и создал комиссию по пересмотру итогов приватизации. Руководителем комиссии назначен А. Чубайс..."
Так как же быть с вопросом, поставленным в заголовке настоящей статьи - останется ли революция "белой и пушистой", т. е. "норковой", или станет по-настоящему народной? В сущности, это зависит от нас. Одно можно сказать точно: если она останется "норковой", то непременно переродится в свою противоположность, и народ будет вспоминать о ней не иначе, как с проклятьем. Примерно как сейчас "сто процентов населения" вспоминают ельцинские "реформы".
А чтобы этого не произошло, участникам протестов стоит чётко и ясно, не откладывая в долгий ящик, и безо всякой дипломатии, сформулировать своё отношение к коренному вопросу этой революции - готовы ли они признать сложившуюся за последние 20 лет систему собственности "священной и неприкосновенной"? Думается, ответ действительных представителей народа может быть только один: нет и нет! И не стоит говорить, что это, мол, слишком негибкая, прямолинейная и деструктивная позиция. Ясность и трезвость взгляда всегда конструктивны.
Что же касается лозунгов о "честных выборах" и прочем, то опять-таки, надо отдавать себе отчёт, что господа олигархи и их политические представители борются за "честные выборы", свободу слова, печати, собраний и прочие прекрасные вещи ровно до той минуты, пока это соответствует их главному интересу - легитимации их собственности. И ни минутой дольше. С того момента, как интересы легитимации собственности начинают требовать обратного, они с ничуть не меньшим пылом бросаются на борьбу за прямо противоположное.
Для примера вспомним, как в 1996-м году олигархи боролись за "честные президентские выборы". Или как либеральный олигарх Альфред Кох по указке Кремля топил "свободное либеральное СМИ" в лице НТВ в 2001-м году. Или ещё вспомним - многие уже забыли - как знатный либерал Анатолий Чубайс вместе с целым колхозом олигархов - и тоже по указке Кремля - топил либеральный телеканал ТВС (реинкарнацию НТВ) двумя годами позже...
Так что, слушая замечательные речи Прохоровых, Рыжковых, Немцовых, Кудриных, Навальных и их друзей про "честные выборы" и всяческие гражданские свободы, которые расцветут в случае их победы, аки райские кущи, будем держать в уме, чего они хотят В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. И чего хочет в действительности остальной народ - "сто процентов населения", как выразился г-н Навальный. Это надо помнить, чтобы потом не оказаться в весьма убогом и прискорбном положении тех горе-"революционных" вождей 1917 года, про которых Ульянов говорил, что они "сами не знают, чего хотят".

АНЕКДОТ В ТЕМУ. Средний класс заверил Правительство, что не будет устраивать настоящей революции.
В ответ Правительство заверило Средний класс, что услышало его посыл и не будет устраивать настоящих реформ.